И разве консенсус прочнее согласия?

И разве консенсус прочнее согласия?

Тезисы докладов xviii экологической научно-практической конференции - М.В.Ломоносова

Кроме того, речь современной молодёжи
изобилует так называемыми англицизмами. Бесспорно, для развития почти каждого
естественного языка характерен процесс заимствования слов из других языков, но
в последние десятилетия этот процесс начал приобретать угрожающий характер.
Зачем что-то брать у других, разве нельзя обойтись средствами родного языка?
Зачем нам «имидж», если есть «образ», к чему «саммит», если можно сказать
«встреча в верхах». Чем модный нынче в кинематографии «ремейк» лучше обычной
«переделки»? И разве «консенсус» прочнее «согласия»? [1]

Англицизмы в конце ХХ в. проникли в
русский язык стремительно и в больших количествах. «В словах компьютер, лайнер
или бит и байт - пишет Ф. П. Филин, - ничего плохого нет; они уместны в русском
языке. Проблема состоит не в качестве отдельного слова, а в количестве
заимствованных англицизмов», которые «входят в язык не сотнями и не тысячами, а сотнями тысяч, если не больше. Такого потока иноязычной лексики русский язык не
испытывал никогда. Это не может не вызвать определенной тревоги за судьбы
словарного состава русского языка». [2]

Конечно, никто не
призывает последовать традициям славянофилов и призвать называть пианино
«тихогромом», калоши - «мокроступами», а атмосферу - «мироколицей». Но явное
неуважение к языку и к себе — неуважение себя — когда в речь внедряются
иностранные слова, имеющие русские аналоги. По этому поводу в упоминавшемся уже
«Слове...» А.И. Солженицын говорит, что «нельзя считать надежду потерянной: например, в

послепетровскую, в елизаветинскую пору
письменный язык был затоплен обилием немецко- голландских, также безнадобных,
заимствований — а со временем они схлынули как пена. Но тогда был здоров,
невредим сам стержень нашего живого языка — не как сегодня».