Диагностика повреждений диафрагмы



Клиническая картина у пациентов, получивших повреждение диафрагмы при торакоабдоминальной травме, охватывает широкий спектр симптомов. Она может колебаться от минимальной симптоматики при стабильной гемодинамике с немногими или отсутствующими физикальными данными до шока и массивного разрушения торакоабдоминальной области, которое обычно имеет место при ранении из крупнокалиберных винтовок (к примеру — «дробовик») с близкого расстояния.

Оглавление:

Клиническая картина при диафрагмальной грыже может быть представлена, симптомами как со стороны груди, так и со стороны живота. Грудная семиотика связана с объемом плевральной полости, занятой перемещенными органами брюшной полости, и зависит от дилатации желудка. Одышка, ортопноэ и боль в груди — первые значимые симптомы. Боль может быть связана с раздражением диафрагмальных нервов, и иррадиировать в область плеча, или может быть связана с раной грудной стенки или вовлечением плевры. В случае прогрессивной желудочной дилатации с обструкцией, респираторный дистресс-синдром может стать критическим, так как коллапс легкого приводит к симптомам, напоминающим таковые при напряженном пневмотораксе, тогда как брюшные симптомы могут варьировать от умеренных и ограниченных до распространенной сильной боли в животе.В результате физикального исследования могут быть выявлены как грудные, так и брюшные симптомы. Грудные симптомы включают ослабление дыхания, или кишечные шумы при аускультации груди, притупление при перкуссии, крепитацию при переломах ребер, парадоксальные движения грудной стенки при флотирующих переломах. Брюшные симптомы могут включать запавший живот при перемещении внутренних органов, ограниченную или сильную и распространенную болезненность, напряжение мышц передней брюшной стенки.

Начало диагностики повреждения диафрагмы включает выполнение рентгенограммы грудной клетки. Норма или неспецифические изменения отмечены на рентгенограммах при первичном обследовании у 20-50% пациентов с повреждением диафрагмы. Диагностическая специфичность начального рентгенологического исследования для повреждений диафрагмы от 27% до 62% при левосторонних повреждениях, и только 17% — при правосторонних повреждениях.

Начальная рентгенограмма груди может показать желудочный или относящийся к ободочной и толстой кишке газовый пузырь в левой половине груди. Случайной находкой, при разрывах левой половины диафрагмы может быть введенный назогастральный зонд, который обнаруживается свернутым в левой плевральной полости. Другие находки могут включать высокое стояние диафрагмы, сломанные ребра со смещением или без, флотацию сегментов, и/или переломы грудины. Редко, печень может визуализироваться в правой плевральной полости. Другие случайные рентгенографические находки — изогнутые тени и уровни жидкости, воздуха, принадлежащие полым внутренним органам таким, как толстая или тонкая кишка.

На первичной рентгенограмме разрыв диафрагмы может быть принят за ателектаз нижней доли, гемоторакс, пневмоторакс, расширение желудка, ушиб легкого, интраабдоминальную жидкость, травматическое пневматоцеле, и полную или частичную релаксацию диафрагмы.



Доказана диагностическая ценность контрастных исследований в случаях, когда начальная рентгенография грудной клетки была не в состоянии идентифицировать повреждения диафрагмы. Подавляющее большинство таких исследований выполнено, при диафрагмальных грыжах с перемещением органов брюшной полости в плевральную, хотя они также могут быть полезными в острой ситуации. Ясно, что пациент должен быть гемодинамически стабильным, чтобы перенести эти исследования. Серия снимков верхних отделов желудочно-кишечного тракта может продемонстрировать очертания желудка в пределах левой плевральной полости. Клизма с барием как моно- или как двойное контрастное исследование, также может давать контуры толстой кишки, перемещенной в плевральную полость.

Фокусированное УЗИ живота при травме (Focused abdominal ultrasound for trauma, FAST) — мощный, но довольно несложный диагностический метод для оценки травмированных пациентов. Согласно литературе, даже при ультразвуковом исследовании выявлялись повреждения диафрагмы, включая разрушенную или невизуализируемую диафрагму, и перемещение печени или петель кишки через диафрагмальный дефектв плевральную полость.

У обычной компьютерной томографии (КТ) чувствительность в диагностике диафрагмального разрыва достигает 14-61%, специфичность%. Эта вариабельность отражает низкое качество реконструкции относительно тонких осевых структур (10 мм) у пациента при дыхательных движениях.

У спиральных сканеров КТ, которые обеспечивают большую диагностическую точность, невзирая на ряд существенных недостатков, специфичность в диагностировании повреждений диафрагмы достигает%. Также отмечено, что спиральная КТ может быть полезной в диагностике повреждения правого купола диафрагмы.

Имеются сообщения об использовании магнитнорезонансной томографии (МРТ), для диагностики повреждений диафрагмы. Shanmuganathan и al.подтвердили повреждение диафрагмы у 44% пациентов, которым было выполнено МРТ после тупой травмы. МРТ может стать в будущем более используемым в диагностике повреждений диафрагмы.



Диагностический перитонеальный лаваж (ДПЛ), начиная с его введения в 1965 Root и др., был основой оценки брюшной полости. Однако на сегодня он главным образом заменен Фокусированное УЗИ живота при травме (FAST) и использованием спиральной КТ. Надежность ДПЛ является слабой в оценке повреждения диафрагмы, но может быть диагностически значимой, если отмечается истечение промывной жидкости из дренажа в плевральной полости. ДПЛ в настоящее время используется как метод диагностики диафрагмальных повреждений только при проникающих ранениях.

Минимально инвазивная технология (лапароскопия и торакоскопия) является эффективным методом оценки повреждений диафрагмы. Ivatury сообщил о применении лапароскопии в группе из 100 гемодинамически стабильных пациентов с проникающими ранениями живота, 60 из которых имели раны в торакоабдоминальной области или верхних квадрантах брюшной стенки, и идентифицировал 17 повреждений диафрагмы. Автор заключил, что диагностическая точность лапароскопии была очень высокой для гемоперитонеума, повреждений паренхиматозных органов, и повреждений диафрагмы, и доказал обоснованность лапароскопии, как превосходного инструмента для оценки повреждений диафрагмы при торакоабдоминальной травме.

В проспективном исследовании проникающих левосторонних торакоабдоминальных ранений использовалась лапароскопия с целью определения частоты диафрагмальных повреждений. В этом исследовании группа из 119 пациентов, перенесших проникающее левостороннее торакоабдоминальное ранение, обследовалась клинически, рентгенографически и лапароскопически. Из этих пациентов 107 наблюдались, у 50 потребовалась ургентная лапаротомия, и у 57 ограничились лапароскопией. Общая частота ранений диафрагмы составила 42% (59% при огнестрельных ранениях и 32% для колотых ран). Среди группы пациентов с повреждениями диафрагмы у 31% не было никакой абдоминальной симптоматики, у 40% была нормальная рентгенография грудной клетки, и только у 49% был ассоциированный гемопневмоторакс. Пятнадцать (26%) пациентов, перенесших лапароскопию, имели ни чем до того себя не проявившие повреждения диафрагмы. Резюмировано, что частота повреждений диафрагмы в сочетании с проникающим левосторонним торакоабдоминальным ранением высока и что клинические и рентгенографические данные ненадежны при обнаружении скрытых диафрагмальных повреждений. Выявлено, что лапароскопия оказалась полезным инструментом для выявления повреждений диафрагмы у пациентов, не имеющих никаких других показаний к лапаротомии. В другом проспективном исследовании 34 гемодинамически стабильных бессимптомных пациента с торакоабдоминальными проникающими ранениями, которым была выполнена диагностическая лапароскопия для выявления повреждений диафрагмы с последующей подтверждающей лапаротомией или видеоторакоскопией; специфичность, чувствительность и отрицательная прогностическая ценность составила 100%, 87,5% и 96,8% соответственно. Резюмировано, что одной только лапароскопии достаточно для исключения диафрагмального повреждения у бессимптомных, гемодинамически стабильных больных с проникающей торакоабдоминальной травмой.

Использование видеоторакоскопии помогло диагностировать повреждения диафрагмы в группе 14 пациентов. Этот метод успешно идентифицировал все повреждения, которые были впоследствии подтверждены лапароскопией и эксплоративной лапаротомией, хотя видеоторакоскопия использовалась реже, чем лапароскопия.

Источник: http://surgeryzone.net/info/info-hirurgia/diagnostika-povrezhdenij-diafragmy.html



ПОВРЕЖДЕНИЯ ДИАФРАГМЫ

Среди пострадавших с закрытой травмой груди и живота особое место занимают пациенты с повреждениями диафрагмы. Эти повреждения встречаются в 0,5-5% всех наблюдений сочетанной травмы. Около 70% таких пострадавших погибают от шока, кровопотери и дыхательной недостаточности, а разрывы диафрагмы у них выявляют только на аутопсии. Наиболее часто разрывается левая половина диафрагмы, так как печень принимает на себя большую часть энергии удара и таким образом защищает правую половину диафрагмы. Редко наблюдают разрыв диафрагмы с двух сторон (не более 10% случаев). Ещё реже встречаются множественные повреждения диафрагмы.

Разрыв чаще возникает на границе между мышечной и сухожильной частью. Форма и величина разрыва диафрагмы варьируют в широких пределах. У большинства пострадавших разрывы диафрагмы встречаются при тяжёлой сочетанной травме с повреждением трёх-пяти анатомических областей. Разрывы диафрагмы могут быть причиной перемещения органов брюшной полости в плевральную полость. При левосторонних разрывах в полость плевры чаще смещаются желудок, толстая, тонкая кишка и селезёнка; при правосторонних — печень, жёлчный пузырь. Такое перемещение опасно возможным ущемлением органов с развитием некроза.

Диагностика закрытых повреждений диафрагмы нередко представляет существенные трудности даже при использовании современных методов. Нередко разрывы диафрагмы не диагностируют даже при лапаротомиях по поводу закрытой травмы живота с повреждением внутренних органов.

Наиболее часто больные предъявляют жалобы на затруднённое дыхание, одышку, чувство нехватки воздуха, боли в грудной клетке при дыхании, боли в животе. Положение больного нередко бывает вынужденным, поведение беспокойным. Кожные покровы чаще бледные, отмечается отставание грудной клетки при дыхании на стороне повреждения. Выявляют притупление перкуторного звука в нижних отделах грудной клетки справа из-за перемещения печени в плевральную полость, тимпанический звук за счёт перемещения желудка или кишки в плевральную полость при разрыве диафрагмы слева. Дыхание на стороне повреждения обычно резко ослаблено или вообще не выслушивается. При перемещении петель кишечника в плевральную полость могут выслушиваться кишечные шумы, но этот симптом выявляют далеко не всегда. Пульс учащён, отмечается тенденция к артериальной гипотензии. Живот может быть асимметричным. При сочетании разрыва диафрагмы с повреждением паренхиматозных органов и внутрибрюшным кровотечением определяют притупление перкуторного звука в отлогих местах живота. Пальпация живота незначительно болезненна. При повреждении полых органов определяют симптомы раздражения брюшины.

Различные лабораторные исследования (анализы крови, мочи, биохимический анализ крови и др.) — лишь вспомогательные методы диагностики, не дающие какой-либо характерной информации. Ведущая роль в диагностике разрывов диафрагмы до сих пор принадлежит рентгенологическому методу, однако в последнее время его всё чаще сочетают с УЗИ, рентгеновской компьютерной томографией, торакоскопией. Рентгенодиагностика разрыва диафрагмы, особенно её левой половины, возможна лишь при перемещении органов брюшной полости (чаще желудка или селезёночного изгиба ободочной кишки) в грудную полость. При отсутствии такого перемещения слева и при разрыве правой половины диафрагмы рентгенодиагностика её повреждения представляет определённые трудности.



При подозрении на разрыв левой половины диафрагмы необходимо контрастировать желудок бариевой взвесью или водорастворимым контрастным веществом. Если больной в коме, контраст вводят через назогастральный зонд. При разрыве диафрагмы желудок расположен в плевральной полости, отмечено смещение пищевода вправо от позвоночника. Пострадавшему с подозрением на перемещение толстой кишки в плевральную полость выполняют ирригографию.

Дифференцировать возможный разрыв диафрагмы следует от релаксации соответствующей её половины. Дифференциально-диагностическим признаком, позволяющим различить разрыв диафрагмы и её релаксацию, может служить толщина линии, окаймляющей воздушную полость (свод желудка): при релаксации эта линия представляет собой суммарную тень стенки желудка и самой диафрагмы и может достигать 15 мм. Частота правильной диагностики разрыва диафрагмы слева составляет 85%. При разрывах диафрагмы справа рентгенологический метод малоэффективен. Следует отметить, что в ряде случаев признаки повреждения диафрагмы при проведении искусственной вентиляция лёгких отсутствуют. Однако после перевода пациента на самостоятельное дыхание происходит перемещение органов брюшной полости в плевральную, что требует хирургического вмешательства.

УЗИ в положении пациента лёжа на спине, на боку, сидя, из субкостального, межрёберного и эпигастрального доступа имеет большое значение для диагностики разрывов диафрагмы. К прямым признакам разрыва диафрагмы относят визуализацию её дефекта и выявление перемещения органов брюшной полости в плевральную. Косвенные признаки разрыва — высокое стояние диафрагмы, наличие свободной жидкости в плевральной и брюшной полости, смещение средостения. При разрывах левой половины диафрагмы отмечено разобщение листков плевры с наличием содержимого неоднородной структуры. Чаще всего эти данные интерпретируют как свернувшийся гемоторакс. При разрывах правой половины диафрагмы печень, как правило, определяется очень высоко (на уровне второго межреберья), контуры диафрагмы удаётся проследить не всегда.

В сложных случаях при подозрении на разрыв диафрагмы справа, а также при проведении дифференциальной диагностики с релаксацией диафрагмы наиболее информативна видеоторакоскопия. Её следует проводить осторожно, используя верхние доступы, из-за опасности повреждения перемещённых в плевральную полость органов брюшной полости.

Во всех случаях, когда установлен диагноз разрыва диафрагмы, пострадавшим показана экстренная операция. Рану диафрагмы необходимо ушить после устранения повреждений внутренних органов. Низведение органов из плевральной полости в брюшную осуществляется относительно легко, так как в ближайшие часы и дни после травмы ещё нет прочных сращений. Следует подчеркнуть, что в случаях, когда в плевральную полость переместился желудок, необходимо попытаться сначала опорожнить его с помощью зонда, введённого через нос или рот. Иногда необходимо несколько расширить рану диафрагмы, чтобы облегчить эту манипуляцию. Если осуществить низведение перемещённых в плевральную полость органов брюшной полости не удаётся, то производят тораколапаротомию или дополнительно торакотомию. То же относится и к случаям ущемления в ране диафрагмы выпавших органов. При операциях по поводу разрыва диафрагмы слева в течение 14 сут с момента травмы методом выбора считают лапаротомию, а в более поздние сроки — боковую торакотомию. При операциях по поводу разрыва диафрагмы справа в любые сроки оптимальна торакотомия в седьмом межреберье.



Разрывы диафрагмы ушивают отдельными лавсановыми швами либо двухрядным непрерывным синтетическим швом. Иссекать края диафрагмы перед наложением швов следует лишь в случае их размозжения. Несостоятельность швов диафрагмы возникает редко.

Послеоперационный период у большинства больных протекает тяжело. Послеоперационная и общая летальность при разрывах диафрагмы остаётся высокой — 35% и 60% соответственно. В большинстве случаев это связано с тяжестью сочетанных повреждений органов.

Источник: http://www.allsurgery.ru/abdominalnaya_travma/povrezhdeniya_diafragmy.html

Травма диафрагмы

Травмы диафрагмы делят на открытые и закрытые.

Видео: Дефект диафрагмы — после травмы, торакоскопия. Печень в плевральной полости. Хирургическое торакальное отделение Рак легкого, особенно в тех случаях,

Открытые травмы диафрагмы

При огнестрельных ранениях диафрагма может травмироваться в любом месте. Ранения мышечной части встречаются чаще, чем ранения сухожильного центра. Величина отверстия в диафрагме может быть весьма различной — от небольшой (2—4 см) до крупного дефекта (15—20 см).

При ранениях холодным оружием чаще повреждаются задние отделы левой половины диафрагмы, так как ранящее оружие находится в правой руке.

Изолированные ранения диафрагмы встречаются довольно редко, чаще при ранениях холодным оружием, чем при огнестрельных. Почти как правило, речь идет о сочетанных ранениях, когда одновременно с диафрагмой повреждаются органы грудной или брюшной полости или обеих полостей тела.

Изолированное ранение диафрагмы может протекать совершенно бессимптомно или сопровождаться столь незначительными признаками, что ранняя диагностика этого повреждения может оказаться трудной. При сочетанных повреждениях превалируют симптомы, обусловленные ранением внутренних органов. К прямым признакам нарушения целости диафрагмы при ранении относится выпадение сальника, желудка или кишки либо истечение желудочного содержимого через рану. В большинстве случаев необходимо специальное исследование для уточнения диагноза. Прежде всего нужно помнить о возможности ранения диафрагмы. Основанием для этого служит, в частности, локализация раны. Ранения в пределах максимальных смещений диафрагмы (IV— XI ребра), особенно на уровне нижних шести ребер, подозрительны в отношении возможности ранения диафрагмы. Эти границы являются почти предельными при ранении холодным оружием. При огнестрельных ранениях может произойти повреждение диафрагмы при входном отверстии на уровне первых ребер, что бывает при горизонтальном положении туловища в момент ранения и направлении пули вдоль длинной оси тела. При ранениях через стенку живота повреждения диафрагмы наблюдаются гораздо реже, как и в случаях входного отверстия в пояснице. Для суждения о возможности ранения диафрагмы нужно представить себе ход раневого канала по расположению входного и выходного отверстия или входного отверстия и инородного тела. Поэтому рентген при слепых ранениях является обязательным.

Различают три основных типа симптомокомплексов торакоабдоминальных ранений.

Видео: Пластика диафрагмальной грыжи у котов и собак в клинике SAS Animal Service Минск

  • К первой группе травы диафрагмы относят случаи, когда одновременно и одинаково хорошо выражены симптомы ранения грудной и брюшной полости. Это наблюдается чаще при тяжелых повреждениях плевры и легкого и значительных разрушениях органов живота. Наличие трансдиафрагмального ранения несомненно.
  • У больных с ранениями второй группы преобладают симптомы повреждения органов живота. Ранение плевральной полости при этом незначительное и нет ни выраженного пневмоторакса, ни гемоторакса. У таких раненых даже при лапаротомии нередко травма диафрагмы не диагностируется, так как о возможности его не думают и область диафрагмы не осматривают.
  • У больных с ранениями третьей группы резко выражены симптомы повреждения грудной полости, имеется открытый пневмоторакс, гемоторакс. Напряжение верхних отделов брюшной стенки может трактоваться в таких случаях как результат повреждения груди. Вместе с тем одновременное повреждение диафрагмы может сопровождаться нарушением целости брюшных органов. Несвоевременное распознавание может быть гибельным для больного.

Для уточнения травмы диафрагмы, кроме указанного изучения топографии раневого канала, можно воспользоваться осмотром раны при ранении плевральной полости, особенно при относительно широком открытии ее в момент ранения. Осмотр и ощупывание диафрагмы пальцем может выявить выпадение брюшных органов или обнаружить дефект в диафрагме. При небольшом входном отверстии на грудной клетке нет основания прибегать во всех случаях к широкой диагностической торакотомии, а следует тщательно проверить брюшные симптомы и при малейшем подозрении не откладывать лапаротомии. При выраженных признаках кровотечения после ранения груди следует прибегать к торакотомии. При торакальных ранениях выявлению ранения диафрагмы может помочь обнаружение газа в брюшной полости.



При наличии у раненого симптомов травмы диафрагмы надо иметь в виду возможность не только ранения диафрагмы, но и одновременное ранение двух полостей двумя снарядами.

Трудности диагностики открытых повреждений диафрагмы в ближайшие часы и сутки после ранения и частота диагностических ошибок требуют тщательного и целенаправленного исследования с возможно широким использованием методов рентгенологического исследования.

Закрытые травмы диафрагмы

Частота подкожных повреждений диафрагмы в последние годы нарастает в связи с учащением уличной (транспортной) травмы. Тупая травма живота наблюдается нередко и в военных условиях. По материалам войны Украины против русских оккупантов на ее долю приходится 3,8% всех повреждений живота- в 2% из них было нарушение целости диафрагмы.

Основными обстоятельствами травмы, приводящей к повреждению диафрагмы, являются падение с высоты, сдавление буферами, колесом машины, бортом автомобиля, удар по животу.

Неоднократно сообщались случаи разрыва диафрагмы без внешнего насилия, в результате одного лишь ее сокращения или сокращения брюшного пресса при поднятии тяжести, рвоте, чихании. Наблюдения эти не всегда достаточно убедительны. Нельзя исключить, что слабое место или даже дефект в диафрагме существовали раньше. Опытами на кроликах показано, что разрыв диафрагмы наступал при давлении в брюшной полости в пределах 290—320 мм ртутного столба, т. е. при такой высоте давления, какая, по-видимому, не бывает при кашле, рвоте, родовой деятельности.



Характер травмы во многом определяет механизм и вид разрыва диафрагмы. Диафрагма представляет собой купол, натянутый в рамке. При сдавливании рамки купол диафрагмы натягивается. Тяга может превысить пределы эластичности диафрагмы и тогда она разрывается, отрываясь от ребер. Подобная картина наблюдается при сдавлении нижних ребер. Так как грудь сдавливается чаще в переднезаднем направлении, то область отрыва диафрагмы располагается между передней и задней аксиллярными линиями. Реже встречаются отрывы диафрагмы спереди или сзади. Длина разрыва обычно бывает около 10 см.

При сдавлении живота повышение внутрибрюшного давления приводит к разрыву в одних случаях только в куполе диафрагмы, в сухожильном центре или в области перехода мышц в сухожилие, но чаще сопровождается разрывом диафрагмы в радиальном направлении от сухожильного центра до реберных прикреплений. Эти разрывы достигают особенно большой величины — 18—20 см в длину.

При переломах ребер со значительным смещением отломков возможен разрыв диафрагмы краем ребра вблизи прикрепления диафрагмы к ребрам.

Закрытые травмы диафрагмы наблюдаются почти исключительно слева. Описаны единичные случаи двустороннего разрыва диафрагмы.

Симптомов, патогномоничных для разрывов диафрагмы, не существует. Боли в груди, особенно при кашле, иррадиирующие в плечо, боли при надавливании на реберную дугу. могут возникать без повреждения диафрагмы и отсутствовать при ее разрыве. Симптомы травмы диафргамы определяются образованием диафрагмальной грыжи. Выявлению этой патологии помогает прежде всего рентгенологическое исследование, которое должно производиться всегда, когда можно заподозрить травму диафрагмы. Оно должно быть как можно более ранним и целенаправленным. В некоторых случаях дефект в диафрагме может быть выявлен при томографии. В случаях, когда состояние больного, перенесшего закрытую травму груди или живота, потребовало производства торакотомии или лапаротомии, диафрагма должна быть тщательно осмотрена.



Судьба отверстия в диафрагме. Если в результате ранения или закрытой травмы образуется дефект в диафрагме, то судьба больного определяется тем, закроется этот дефект или останется сообщение между грудной и брюшной полостями. Небольшие раны диафрагмы в части случаев заживают самостоятельно. Внедрение сальника между краями дефекта не препятствует образованию рубца. Наблюдения на людях показывают, что раны диафрагмы справа часто заживают самостоятельно. В левой половине диафрагмы только небольшие раны периферических отделов, без зияния, могут иногда зажить спонтанно. Как правило, раны левой половины диафрагмы самостоятельно не заживают, поэтому они должны быть зашиты.

Лечение травмы диафрагмы

Любое нарушение целости диафрагмы должно быть ликвидировано оперативным путем. Ввиду того что изолированные травмы диафрагмы наблюдаются редко, проблема лечения открытых повреждений диафрагмы перерастает в более широкую проблему лечения торакоабдоминальных ранений. В этих случаях задачей хирурга является не только наложение швов на диафрагму, но и остановка кровотечения, устранение повреждений органов, закрытие полостей тела. Применение антибиотиков дает право оперировать не только в первые сутки после ранения, как считалось еще недавно, но и позже этого срока.

Видео: Самостоятельная коррекция диафрагмы от А Смирнова

Шов диафрагмы легче осуществим при доступе через грудную полость, и этот путь должен считаться основным при лечении торакоабдоминальных повреждений. При тяжелом повреждении грудной клетки, как при преобладании грудных симптомов, так и при одинаковой выраженности симптомов со стороны грудной и брюшной полости, показана торакотомия. Торакальный доступ разрезом в восьмом межреберье дает возможность восстановить целость брюшных органов, вышедших в грудную полость, произвести широкую ревизию поддиафрагмального пространства после рассечения диафрагмы вдоль ее волокон. Торакотомия является единственно правильным доступом при ранении груди справа, когда можно предполагать повреждение печени.

При огнестрельном ранении и небольшой ране на грудной стенке можно ушить рану на груди и сделать лапаротомию. Если зашивание раны диафрагмы при этом доступе будет трудным, можно продлить разрез на грудную стенку в таком размере, какой обеспечивает удобный доступ к диафрагме. Некоторые хирурги прибегали к лапаротомии и торакотомии из двух изолированных разрезов.

Видео: ГИПЕРЭКСТЕНЗИЯ НА Выпрямители Спины

При огнестрельном ранении груди с выраженным преобладанием явлений со стороны брюшной полости, при входном отверстии на стенке живота, при ходе раневого канала ниже XI ребра следует начинать вмешательство с широкой лапаротомии.



Если при ножевом ранении грудной стенки повреждение диафрагмы не установлено, хотя его и можно предположить, и нет данных, указывающих на повреждение брюшных органов, не следует производить торакотомию для ревизии диафрагмы. Нужно ограничиться обработкой раны грудной стенки с последующим тщательным рентгенологическим контролем в ближайшие дни после ранения, и в более отдаленные сроки.

При закрытых травмах диафрагмы следует пользоваться доступом через брюшную полость, что обеспечивает возможность осмотра брюшных органов. Зашивание раны в диафрагме при этом подходе может быть облегчено, если захватить края дефекта несколькими длинными зажимами и с их помощью подтянуть диафрагму вниз.

Источник: http://ruspromedic.ru/bolezni-simptomy-lechenie/hirurgija-8/2847-travma-diafragmy.html

Симптомы и последствия ушиба диафрагмы

Диагностика травмы диафрагмы

При проведении диагностики врачи простукивают грудную клетку и прослушивают кишечник, а также назначают рентгенологическое обследование грудной и брюшной полостей. По рентгеновскому снимку квалифицированный специалист может сказать очень многое о повреждениях, которые пострадавший получил при травме.

Симптомы повреждений диафрагмы

Ушиб диафрагмы симптомы может иметь разные, но среди основных и наиболее часто встречающихся выделяют дыхательную недостаточность. Когда удар в область грудной клетки приводит к разрыву тканей, распознать его обычно удается только при операции, поэтому врачи нередко назначают лапаротомию для проверки куполов мышечной перегородки.


• признаки сердечно-легочной недостаточности.

• симптомы сдавливания легкого на стороне ушиба;

• смещение границ средостения и сердечной мышцы;

• отсутствие четкой линии купола перегородки на рентгеновском снимке или наличие тени желудка или кишок в плевральной полости.

К дополнительным симптомам относят гемопневмоторакс и признаки непроходимости кишечника из-за защемления органов, попавших в плевральную область.

Лечение

Лечение после травмы диафрагмы с разрывом или повреждением требует срочного оперативного вмешательства, в ходе которого хирурги сшивают мышечную перегородку.



В тех случаях, когда степень повреждения серьезная, специалисты могут установить нейлоновый, капроновый или лавсановый протез. Смещенный орган при ущемлении грыжи из-за ушиба низводят в полость живота, а при отсутствии такой возможности его эктомируют и зашивают дефект.

Источник: http://emclinic.com.ua/3729-simptomy-i-posledstviya-ushiba-diafragmy.html

Боль в диафрагме

Боль в диафрагме может быть вызвана несколькими факторами, среди которых следующие:

  • Травмы (открытые или закрытые);
  • Диафрагмальные грыжи (связанные с травмами или нетравматические, которые в свою очередь могут быть врождёнными или приобретёнными);
  • Грыжи пищеводного отверстия диафрагмы (скользящие или параэзофагеальные). В первом случае часть желудка, прилегающая к кардии, сдвигается и является сегментом грыжевого мешка.

Такая грыжа может быть зафиксированной или нефиксированной, врождённой или приобретённой. Во втором случае происходит перемещение желудочного свода или части кишечника в средний отдел грудной полости, кардия при этом остаётся на прежнем месте. При параэзофагеальной грыже существует риск ущемления, в то время как при скользящей такая возможность исключена.

  • Релаксация диафрагмы (врождённая или приобретённая, абсолютная или неполная) — истончение и перемещение диафрагмы в грудную полость с рядом находящимися органами брюшного отдела. Область прикрепления диафрагмы остаётся на прежнем месте.

Причины боли в диафрагме

Причины боли в диафрагме включают в себя повреждения, а также грыжи диафрагмы. Закрытые повреждения диафрагмы могут возникнуть при дорожно-транспортных происшествиях, падениях с большой высоты и при сильном давлении на живот. Из-за стремительного увеличения внутрибрюшного давления может произойти разрыв диафрагмы. Как правило, область поражения концентрируется в районе сухожильного центра или в точке его соединения с мышечным сегментом диафрагмы. Практически во всех случаях разрывается её левый купол.



Причиной боли в диафрагме может стать диафрагмальная грыжа. В результате такой патологии органы брюшины сдвигаются в грудную полость через поражённые области диафрагмы. При истинной грыже присутствуют грыжевые ворота и мешок. Если грыжа не связана с травмированием диафрагмы, её образование может быть вызвано наличием каких-либо дефектов в диафрагме. Врождённая грыжа бывает из-за того, что у плода во внутриутробном периоде не произошло полного сращения соединений между грудной и брюшной полостями. Истинная грыжа ослабленных зон диафрагмы образуется при увеличении давления внутри брюшины и характеризуется выходом органов брюшины через грудинно-рёберный отдел или пояснично-рёберный отдел. При грыже пищеводного отверстия через него в грудную полость сдвигается нижний сегмент пищевода, часть желудка, а иногда и петли кишечника.

Причиной боли в диафрагме может быть её релаксация. Если мышцы диафрагмы недостаточно развиты, релаксацию считают врождённой. Если имеет место повреждение нерва диафрагмы, речь идёт о приобретённой релаксации. При релаксации диафрагмы она истончается и сдвигается в грудную полость вместе с близлежащими органами.

Симптомы боли в диафрагме

Симптомы боли в диафрагме в остром периоде включают в себя нарушения в работе сердечно-сосудистой и дыхательной систем, кровотечения, накопление в плевральной полости крови и воздуха, костные переломы, сдавливание лёгких, смещение органов области средостения. Симптомами травмирования диафрагмы может быть наличие характерных звуков при простукивании грудной клетки, а также в кишечнике при специальном прослушивании, проблемы с опорожнением, в частности, кишечная непроходимость. При диафрагмальной грыже появляется ощущение тяжести и боль в районе эпигастрия, в грудной клетке, под рёбрами, утяжеляется дыхание, нарушается сердцебиение, симптомы могут усиливаться после плотного приёма пищи. В грудной клетке могут возникать урчащие звуки, в положении лёжа одышка ощущается сильнее, после еды может возникать рвотная реакция. Если имеет место перегиб пищевода, жидкая пища усваивается гораздо хуже твёрдой.

Симптомы боли в диафрагме при грыже пищеводного отверстия диафрагмы включают в себя болевые ощущения за грудиной, которые могут вызывать как чувство жжения, так и притуплённую боль. При грыже пищеводного отверстия появляются дискомфортные и болевые ощущения под ложечкой, в подреберье, отдающие в область сердца, а также в плечевую и лопаточную зону. В положении лёжа и при физической активности боль возрастает, может появляться отрыгивание и изжога, развивается анемия.

Боль под диафрагмой

К основным причинам, вызывающим боль под диафрагмой, помимо травм и повреждений, относят диафрагмальные грыжи, грыжу пищеводного отверстия диафрагмы или её релаксацию. Возникающие при этом явления часто сходны между собой и могут включать в себя следующие факторы:


  • Ощущение тяжести и болезненность в эпигастральной зоне;
  • Болевые ощущения в грудной клетке;
  • Болезненность под рёбрами;
  • Одышка (становится сильнее в положении лёжа);
  • Урчащие звуки в грудной клетке с поражённой стороны;
  • Нарушения сердцебиения;
  • Анемия;
  • Кровотечение (часто бывает скрытым, иногда проявляется в рвотных массах, может появиться дёгтеобразный стул);
  • Рвота, затруднённое прохождение жидкой пищи (возникает при перегибании пищевода).

Боль в области диафрагмы

Боль в области диафрагмы требует тщательного обследования, а также проведения дифференциальной диагностики с новообразованиями лёгких, печени, околосердечной сумки. Боль в области диафрагмы, связанная с травмами, требует срочной врачебной помощи. При образовании и обострении грыжи больному назначается рентген. В зависимости от результатов исследования и сопутствующих симптомов квалифицированным специалистом назначается оперативное или консервативное лечение.

Боль в диафрагме при беременности

Боль в диафрагме при беременности может быть связана с развитием грыжи пищеводного отверстия диафрагмы. Различают несколько типов такой патологии: скользящие, параэзофагеальные или смешанного типа, также возможно врождённое короткое строение пищевода с грудным размещением желудка. Скользящие грыжи у беременных встречаются чаще остальных, в большинстве случаев у женщин старше тридцати лет, чаще – у многорожавших. Развитию такой патологии во время беременности содействует понижение тонуса диафрагмы и нижнего сфинктера пищевода, увеличение давления внутри брюшной полости, диффузный спазм пищевода при токсикозе беременных, сопровождающемся рвотой. Клинические проявления при беременности, как правило, не отличаются от общих. Зачастую это жжение в области эпигастрия, изжога, отрыжка, нарушение процесса глотания.

Признаком грыжи пищеводного отверстия может быть выделение рвотных масс, возникающее на последнем месяце беременности. Указывать на наличие грыжи может также анемия, не проходящая после наступления срока в шестнадцать недель. Подход к лечению у беременных всегда индивидуален и требует тщательной диагностики на основе полной картины заболевания.

Диагностика боли в диафрагме

Диагностика боли в диафрагме осуществляется с помощью простукивания области грудной клетки, прослушивания кишечника, а также проведения рентгена органов брюшины, грудной полости, желудка, тонкой и толстой кишок. Метод рентгенологического обследования является ведущим при диагностировании болей в диафрагме.

При диагностике диафрагмальной грыжи принимается во внимание наличие травм, оценивается подвижность грудной клетки, состояние межрёберного пространства на поражённой стороне. В некоторых случаях в целях диагностики больным полость брюшины заполняют газами, что позволяет лучше видеть на рентгенограмме новообразования в брюшине и их связь с близлежащими органами. Пневмоперитонеография (искусственное введение газов) проводится на голодный желудок под местной анестезией после опустошения кишечника и мочевого пузыря.



При подозрении на грыжу пищеводного отверстия, помимо рентгенологического исследования, может быть проведена эзофагоскопия – осмотр внутренней поверхности пищевода с помощью специального инструмента.

Лечение боли в диафрагме

Лечение боли в диафрагме при её разрыве или травмировании заключается в срочном хирургическом вмешательстве, которое состоит в сшивании дефектов после смещения книзу брюшных органов.

При диафрагмальной грыже в случае риска развития ущемления также показано оперативное вмешательство. Если размеры дефектов слишком большие, возможно установление капроновых, нейлоновых, лавсановых или других протезов. При ущемлении грыжи смещённый орган низводится в брюшную полость, в случаях если это невозможно, его эктомируют, после чего сшивают дефект. При грыже пищеводного отверстия при отсутствии осложнений применяют консервативные методы лечения, включающие в себя предотвращение увеличения давления внутри брюшной полости и снижение воспалительных процессов слизистой оболочки пищевода. Пациенту во время сна желательно соблюдать приподнятое положение головы, также важно контролировать функционирование кишечника. Больной не должен находиться в положениях, способствующих появлению рефлюкса. Питание рекомендуется дробное, но частое. Непосредственно перед сном пищу не принимают. Больному назначается богатая белком диета, а также лекарства для местного обезболивания, спазмолитические и вяжущие средства, успокоительные и витаминные препараты. В случаях развития кровотечения, а также при неэффективности консервативных методов лечения назначают хирургическое вмешательство. Лечение боли в диафрагме при её релаксации также осуществляется оперативным путём.

Профилактика боли в диафрагме

Профилактика боли в диафрагме, в частности, предупреждение обострения грыжи включает в себя дробное, но частое питание. После принятия пищи следует в течение нескольких часов избегать нахождения в горизонтальном положении. Больной не должен физически перенапрягаться, следует избегать увеличения внутрибрюшного давления, необходимо следить за функционированием кишечника, поддерживать в норме массу тела, избегать падений и травм.

Медицинский эксперт-редактор

Портнов Алексей Александрович



Образование: Киевский Национальный Медицинский Университет им. А.А. Богомольца, специальность — «Лечебное дело»

Источник: http://ilive.com.ua/health/bol-v-diafragme_106194i15961.html

Закрытые повреждения диафрагмы

До недавнего времени главным образом сообщалось о сформировавшихся травматических диафрагмальных грыжах [Рудько С. М., 1955; Овнатанян К. Т., Завгородный Л. Г., 1967; Махов Н. И., Марденев К. К., 1968; Чудинов В. С, 1968; Hood R.M., и др.] и гораздо реже описывался начальный период разрыва диафрагмы [Blades В., 1963; Konrad R. M., Mallinkrodt H., 1963, и др.].

Рис. 29. Разрыв левого купола диафрагмы:

а, б — перемещение в плевральную полость желудка; в, г — перемещение в плевральную полость желудка и петель тонких кишок.



Все остальные перечисленные симптомы могут быть и при других закрытых повреждениях груди. При перемещении брюшных органов в плевральную полость развивается одышка, связанная, по-видимому, с ограничением подвижности диафрагмы, грудной клетки, а также с компрессией соответствующего легкого. Затем постепенно наступают расстройства, обусловленные ущемлением желудка и кишечных петель. У 5 больных возникла эмпиема плевры вследствие истечения желчи, кишечного и желудочного содержимого в плевральную полость, у одного больного развился некроз ущемленного желудка. Рентгенологически определялось затемнение в левой плевральной полости с горизонтальным уровнем, но пи пункции, ни межреберный дренаж не дали результата.

Источник: http://medbe.ru/materials/povrezhdeniya-grudi/zakrytye-povrezhdeniya-diafragmy/

Живот (М.А.Чистова)

Границы живота. Наружной верхней границей живота являются. спереди мечевидный отросток, края реберных дуг, сзади края XII ребер, XII грудной позвонок. Наружная нижняя граница живота проходит по линиям, проведенным от симфиза лобковых костей в стороны к лобковым бугоркам, далее к передним верхним остям подвздошных костей, по их гребням и основанию крестца. Полость живота брюшная полость–ограничена спереди, с боков и сзади брюшными стенками, вверху – диафрагмой, внизу переходит в полость малого таза. Изнутри брюшная полость выстлана внутрибрюшнрй фасцией.

Брюшную полость подразделяют на брюшинную полость, ограниченную брюшиной, и забрюшинное пространство. В брюшной полости выделяют два этажа: верхний и нижний. Границей между ними является брыжейка поперечной ободочной кишки.

Стенки живота делят на два отдела: переднебоковой и задний, или поясничную область Границами между ними являются правая и левая задние подмышечные линии. При диагностике заболеваний органов брюшной полости врач для выявления локализации патологического процесса должен мысленно представлять себе пространственные соотношения органов друг с другом и проекции их на брюшную стенку.



В клинической практике используют деление переднебоковой стенки живота на области, образованные в результате проведения условных двух горизонтальных и двух вертикальных линий. Верхней горизонтальной линией соединяют наиболее низкие точки Х ребер; нижнюю горизонтальную линию проводят через наивысшие точки гребней подвздошных костеи. Таким образом выделяются три области: верхняя–надчревная (regio epigastrium), средняя – чревная (regio meso-gastnum) и нижняя–подчревная (regio hypogastrium).

Линии, проведенные вдоль наружных краев прямых мышц живота, делят каждую из этих областей еще на три области.

Проекции органов на переднебоковую стенку живота. В собственно надчревную область проецируются- желудок, малый сальник, часть двенадцатиперстной кишки и поджелудочной железы, левая доля печени и часть правой доли печени, желчный пузырь, аорта, чревная артерия с отходящими от нее артериями, воротная вена, нижняя полая вена.

Источник: http://medbookaide.ru/books/fold1002/book1811/p37.php

Повреждения диафрагмы

Закрытые повреждения диафрагмы возникают при дорожных и производственных травмах, падении с высоты, воздушной контузии, сдавлении живота. Разрыв диафрагмы обусловлен внезапным повышением внутри-брюшного давления. Повреждения чаще располагаются в области сухожильного центра или в месте его перехода в мышечную часть диафрагмы. В 90-95%: случаев происходит разрыв левого купола. Часто одновременно возникают повреждения грудной клетки, костей таза, органов брюшной полости. При разрывах и ранениях диафрагмы вследствие отрицательного внутригрудного давления в плевральную полость перемещаются желудок, тонкая толстая кишка, сальник, селезенка, часть печени.

Открытые повреждения диафрагмы бывают при колото-резаных и огнестрельных торакоабдоминальных ранениях. Они в большинстве случаев сочетаются с повреждением органов грудной и брюшной полости.



Клиническая картина и диагностика. В остром периоде превалируют симтомы сопутствующей травмы (плевропульмональный шок, сердечно-сосудистая и дыхательная недостаточность, кровотечение, перитонит, гемопневмоторакс, переломы костей). Диагностическое значение имеют симптомы сдавления легкого и смещения органов средостения. Может возникнуть ущемление выпавших в плевральную полость органов.

Заподозрить ранение диафрагмы можно при выявлении над грудной клеткой тимпанита при перкуссии, кишечных шумов при аускультации, возникновении гемо- или пневмоторакса при ранениях живота. Основными методами диагностики повреждений диафрагмы являются рентгенологическое исследование, компьютерная томография.

Лечение. При разрывах и ранениях диафрагмы показана срочная операции — ушивание дефекта отдельными швами из нерассасывающегося шовного i материала после низведения брюшных органов. В зависимости от характера травмы операцию начинают с лапаро- или торакотомии.

Источник: http://www.eurolab.ua/lung-disease/3477/28706/

Повреждение диафрагмы

Диафрагма может быть повреждена как при ранениях , так и при тупой закрытой травме. Еще в 1910 г. М. М. Магула выделил два основных типа данной патологии: 1)подкожные повреждения и 2) ранения с нарушением кожных покровов. Последние в свою очередь были подразделены на огнестрельные и колото-резаные. Кроме того, существует деление травматических повреждений диафрагмы на прямые и непрямые, объединяющее в первой группе открытые повреждения и редко встречающиеся ранения диафрагмы сломанным ребром при закрытой травме.

Мы, основываясь на особенностях механизма возникновения повреждения диафрагмы, придерживаемся следующей схемы:

Следует отметить, что почти все открытые повреждения относятся к прямым. За исключением редких случаев разрыва диафрагмы при огнестрельных ранениях паренхиматозных органов.

Открытые (чрескожные) повреждения диафрагмы

Частота и патологические анатомия

Открытые повреждения диафрагмы, являющиеся обязательным компонентом любого торакоабдоминального ранения, встречаются и в мирное и в военное время. В периоды военных событий число их, как и повреждений других органов, естественно, резко возрастает, что особенно наглядно проявилось в годы первой и второй мировых войн.

Одну из наиболее крупных статистик открытых повреждений диафрагмы в период первой мировой войны приводят Yeyn и Sauerbruch в (1922), располагавшие 48 личными наблюдениями.

И 1945 г. издана монография А. Ю. Созон-Ярошевича “Торакоабдоминальные ранения”, основанная на 73 наблюдениях автора в годы Великой Отечественной войны, разносторонне освещающая вопросы патологической анатомии, клиники, диагностики и хирургического лечения повреждений диафрагмы. Е. С. Егорова (1945) сообщила об опыте одного из военных госпиталей по лечению 82 раненых с торакоабдоминальными ранениями.

И. Ф. Крупачев (1946) указывает, что количество пострадавших с торакоабдоминальными ранениями составляет 5,1% по отношению ко всем проникающим ранения грудной клетки и 16,7% по отношению к раненим живота.

Во время Отечественной войны один из авторов монографии (Б. В. Петровский) наблюдал в специализированном госпитале 403 раненых с торакоабдоминальными ранениями.

В мирное время ранение диафрагмы наблюдается сравнительно редко. В. И. Мушкатин (1929) отметил повреждения диафрагмы у 12% раненых в грудную клетку. В. А. Перов (1953) повреждение диафрагмы у 0,2% раненых в живот. В Научно-исследовательский институт скорой помощи имени Н. В. Склифосовского ежегодно поступает 5-6 больных с торакоабдоминальными ранениями. По данным В. С, Шапкина (1962), на 204 проникающих ранения груди торакоабдоминальное поражение отмечено 20 раз. Е. А. Вагнер (1955) сообщил о 16 случаях ранения диафрагмы, встретившихся при 194 ранениях груди.

На величину, характер и особенности раны диафрагмы, по мимо особенностей ранящего снаряда, большое значение оказывает направление ранящего канала, поскольку при касательном ранении, затрагивающим значительную часть диафрагмы, рана будет наиболее обширной, чем при раневом канале, направленном перпендикулярно к поверхности диафрагмы. Вместе с тем при раневых тангенциальных ранениях возможно повреждение одной лишь диафрагмальной плевры и мышцы диафрагмы без нарушения целости брюшины (наблюдения М. М. Магулы, 1910; И. М. Деревянко, 1961, и др.).

Вместе с тем наблюдаются случаи, когда нарушается целостность диафрагмы, но прилежащие к ней органы остаются не поврежденными. Такие изолированные ранения диафрагмы описаны М. М. Магулой (1910) у 25 человек, В. И. Мушкатиным (1925) – у 9 раненых, Е. С. Егоровой (1945) – у 4, И. Ф. Крупачевым (1946) – у 16, Б. А. Стекольниковым (1953) – у 6, Е. А. Вагнером (1956) – у 6, И. М. Деревянко (1961) – у 3, В. С. Шапкиным (1962) – у 3, Konrad, Tarbiat (1961) – у 1 раненого. Обращает на себя внимание весьма большое число изолированных ранений диафрагмы, которые описал М. М. Магула. Однако при ознакомлении с приведенными им историями болезни оказалось, что в трех случаях имелось сопутствующее повреждение желудка и кишечника, не позволяющие относить эти наблюдения к изолированным ранениям диафрагмы, а в ряде случаев ревизия раны диафрагмы производилась лишь ощупыванием пальцем без осмотра внутренних органов, т. е. ранение прилежащих органов не было полностью исключено.

Сквозные ранения диафрагмы в зоне преддиафрагмального пространства без повреждения или с повреждением плеврального синуса, но без ранения легкого наблюдаются редко, что чаще всего происходит при нанесении травмы в момент выхода. Следствием этих ранений является развитие межреберной диафрагмалоной грыжи.

Наблюдавшиеся нами (в основном период Великой Отечественной войны) торакоабдоминальные ранения (всего 409) в 8 случаях (2%) были колоторезаными, а в 401 (98%) огнестрельными. Среди последних 95 (23,7%) было пулевых и 306 (76,3%) осколочных ранений. Сквозных (преимущественно пулевых) было 108 (26,4%), слепых – 301 (73,6%). Правосторонних ранений было 286 (70%), левосторонних –121 (29,5%) и двусторонних – 2 (0,5%). По “Опыту советской медицины в Великой Отечественной войне5 гг. ” правосторонние ранения диафрагмы были отмечены у 59,7%, левосторонние — у 39,6% и двусторонние – у 0,7% раненых. При огнестрельных торакоабдоминальных ранениях входное отверстие чаще всего располагалось в нижних отделах грудной клетки на уровне 8 и 10 ребер (80% случаев), значительно реже – на передней брюшной стенке и в поясничной области.

И. Ф. Крупачев (1946), помимо торакоабдоминальных ранений выделил “торако-ретроперитонеальные”, которые он наблюдал в 4,4% случаев. Раневой канал при этих повреждениях проходит через грудную клетку и забрюшинное пространство, не проникая в брюшную полость.

Кроме того, диафрагма при огнестрельном ранении может повреждаться и вне раневого канала. Б. В. Круковский (1946) наблюдал при вскрытиях разрывы диафрагмы в области треугольника Богдалека, осложнявшие иногда ранения почки, и указывал на возможность таких разрывов при ранениях других паренхиматозных органов, прилежащих к диафрагме.

Размеры ран диафрагмы могут быть самыми различными: от небольших линейных ран до обширных дефектов неправильной формы с размозженными рванными краями, возникающих при осколочных и реже при пулевых ранениях.

На размеры и форму ран оказывают влияние высота стояния диафрагмы и степень кривизны ее куполов, зависящие от фазы дыхания и наполнения брюшных органов.

Р. С. Шпизель (1962) описал больного, упавшего с высоты 3 метра на забор из штакетника. Острый конец доски вонзился в область левого подреберья пострадавшего и, ранив поперечную ободочную кишку, привел к полному отрыву реберной и частичному – поясничной частей диафрагмы.

При множественных осколочных ранениях возможны множественные раны диафрагмы, которые могут возникнуть также и при одиночном сегментарном ранении, проходящем через оба ската или через скат и купол диафрагмы. Описаны также множественные ранения диафрагмы, связанные с нанесением нескольких ударов ножом или штыком (И. К. Исаев).

Совершенно особую группу ранений диафрагмы составляют повреждения ее при хирургических операциях. Они могут быть случайными (например, при отделении от диафрагмы легкого в условиях заращенной плевральной полости) и преднамеренными (трансдиафрагмальные операции, иссечение диафрагмы при онкологических операциях и т. п.).

Выпадение брюшных органов через диафрагму у погибших на поле боя было отмечено в 13,0% случаях торакоабдоминальных ранений (В. Л. Бялик, 1955). Это сравнительно высокая частота эвентраций, вероятно, может быть объяснена обширностью дефекта диафрагмы при тяжелой торакоабдоминальной травме, приведшей к гибели это группы раненых. Действительно частота выпадений при торакоабдоминальных ранениях, по данным вскрытий в передовых лечебных учреждениях, была значительно реже и составляла лишь 3,1% (Ю. В. Гулькевич, 1955). Мы наблюдали выпадение брюшных органов в грудную полость у 23 раненных (5,6%).

Чаще всего наблюдалось выпадение сальника, реже — тонкой и толстой кишок, желудка и селезенки. Выпадение купола печени обычно возникает лишь при обширных дефектах диафрагмы.

Перемещение брюшных органов грудную полость через дефект диафрагмы при торакоабдоминальных ранениях может быть объяснено присасывающим действием отрицательного давления плевральной полости при положительном внутрибрюшном давлении. Повышению внутрибрюшного давления способствует опускание диафрагмы при входе, а также порез желудочно-кишечного тракта, обычно наступающий при торакоабдоминальных ранениях. Перемещение органов грудной клетки в брюшную полость через раневой дефект диафрагмы обычно не возникает, но отдельные подобные наблюдения изредка описываются в литературе. Необходимо также отметить, что иногда вскоре же после ранения наступает ущемление выпавших органов, причем эта возможность особенно велика при небольших размерах дефекта. Мы, однако, таких ранних ущемлений не наблюдали.

Клиника и диагностика открытых повреждений диафрагмы

Тяжесть торакоабдоминального ранения обуславливается сочетанным поражением органов брюшной и грудной полостей.

Останавливаясь на симптомах поражения диафрагмы, мы не будем подробно описывать многообразие клинической картины, связанной с поражением внутренних органов, обычно возникающим при торакоабдоминальном ранении и определяющей в основном его симптоматику. Укажем лишь, что общепринято выделение следующих основных трех типов клинической картины торакоабдоминальных ранений: 1) преобладание симптомов со стороны органов брюшной полости; 2) преобладание симптомов повреждения органов грудной клетки и 3) наличие одинакого выраженных тех и других симптомов.

Соответственно этому при первом варианте наблюдается картина острого живота (перитонит, или внутрибрюшное кровотечение, или их сочетание). Для второго типа характерны симптомы, связанные с плевропульмоннльным шоком, гемо- или пиопневмотораксом и с развитием дыхательной и сердечно-сосудистой недостаточности. Понятно, что при третьем типе отмечаются самые различные сочетания перечисленных выше признаков.

Клиническая картина, возникающая при повреждении самой диафрагмы, развивается при сравнительно редких изолированных ее ранениях. Однако в этих случаях симптомы поражения диафрагмы у части больных могут совершенно отсутствовать, и рана диафрагмы остается, как правило нераспознанной. В других случаях клиника изолированного ранения диафрагмы совпадает с диафрагмальным симптомокомплексом, описанным М. М. Виккером.

Характерным признаком травмы диафрагмы считают боль в области мечевидного отростка (симптом, описанный Г. Н. Кевес, 1934). В тоже время боль в животе, напряжение брюшных мышц, положительный симптом Блюмберга – Щеткина не всегда свидетельствуют о поражении диафрагмы при торакальном ранении, так как они нередко могут возникать рефлекторным путем. То же самое относится к френикус-симптому и икоте, так как они могут проявляться при раздражении диафрагмальной плевры излившейся кровью.

Хорошо развитая сосудистая сеть диафрагмы нередко является причиной весьма обильных внутренних кровотечений, даже при небольших ранениях этого органа. Описано смертельное кровотечение из сосудов диафрагмы, возникшее после плевральной пункции (Н. А. Митяева, 1962).

При выпадении брюшных органов в грудную полость наблюдаются симптомы, связанные со сдавлением легкого со стороны поражения и смещением средостения (отдышка, цианоз, икота, сердцебиение, аритмии и т. п.). Сдавление в ране диафрагмы полых органов при их выпадении вызывает признаки полной или частичной кишечной непроходимости. Наиболее тяжелые симптомы развиваются при ущемлении выпавших петель кишечника и желудка.

Клиническая картина этой катастрофы зависит главным образом от того, какой орган ущемлен, и от времени прошедшего с момента ущемления. Этот вопрос рассматривается нами более подробно в специальной главе.

Д и а г н о с т и к а открытых повреждений диафрагмы не всегда проста. Неопровержимым доказательством повреждения является выпадения в рану грудной клетки органов брюшной полости, истечение из нее кишечного содержимого, желчи или мочи, а также скопление при торокальном скоплении жидкости или газа в свободной брюшной полости. Столь же доказательным является обнаружение гемо- и пневмоторакса, подтвержденных пункцией или рентгенологическим исследованием при ранениях живота

Важным вспомогательным признаком, позволяющим думать о торакоабдоминальном ранении, может служить направление раневого канала. Так, расположение входного отверстия на грудной, а выходного на брюшной стенке, в поясничной области или обратные отношения при сквозных ранениях позволяют в большинстве случаев диагностировать ранение диафрагмы.

Однако диафрагма может быть повреждена при слепых ранениях с самой различной локализацией входного отверстия. Как казуистические случаи описаны ранения диафрагмы при расположении входного отверстия на плече, в ягодичной и поясничной областях и т. д. В этих случаях большое значение для диагноза приобретают клинические симптомы и особенно рентгенологическое исследование.

Рентгенологическая диагностика открытых повреждений диафрагмы часто затруднена. Только наличие в грудную полость желудка или кишечника может быть признано достоверным рентгенологическим признаком такой травмы. В ряде случаев приходится прибегать к рентгено-контрастному исследованию. Правосторонние торакоабдоминальные ранения еще более трудны для рентгенодиагностики, а также для клинического распознавания. При рентгенологическом исследовании в этих случаях может быть обнаружена пролабирование грудной полости печени через широкую рану диафрагмы.

Таким образом, ранение диафрагмы при открытых повреждениях груди и живота не всегда удается диагностировать. Это чаще всего связано с тяжестью состояния больного и невозможностью произвести его детальное обследование. При изолированных повреждениях диафрагмы единственным надежным методом диагностики является ревизия диафрагмы во время торакотомии. Само собой разумеется, что в условиях военных действий дооперационный диагноз повреждений диафрагмы еще более затруднен.

Лечение открытых повреждений (ранений диафрагмы)

Тактика хирурга при установленном диагнозе торакоабдоминального ранения должна быть активной, причем план оперативного вмешательства определяется главным образом характером повреждения органов брюшной и грудной полостей. При ранениях перед хирургом всегда возникает необходимость ушить рану диафрагмы. Она же существует и при более редко наблюдаемых изолированных ранениях грудобрюшной преграды.

Вопрос о показаниях к ушиванию ран диафрагмы был предметом длительной дискуссии и продолжает изучаться как в эксперименте, так и в клинике до настоящего времени. Еще в 1902г. Б.К. Финкельштейн на основании опыта лечении в хирургическом отделении Обуховской больнице за период сг. 98 больных с проникающими колото-резанными ранениями грудной полости указал на необходимость ушивания всех ран диафрагмы делая исключения лишь для ран правого купола.

При решении вопроса о необходимости ушивания ран диафрагмы большое значение имеет их направление, величина и локализация.

Уже сами специфические особенности постоянно сокращающейся и расслабляющейся при дыхании диафрагмы предопределяют неблагоприятные условия для заживления ее ран. После опытов Repetto (1894), отметившего, что раны диафрагмы длинной до 1,5 см., нанесенные перпендикулярно мышечным волокнам, не заживают, тогда как раны такого же размера, расположенные вдоль мышечных пучков, хорошо рубцуются, стало придаваться определенное значение влиянию направления раны диафрагмы на заживление. В области же сухожильного центра, где натяжение происходит во все стороны, направление раны не имеет такого значения. Кстати, следует отметить что раны этого отдела заживают хуже, что отчасти связано с плохо развитой васкуляризацией сухожильной части диафрагмы.

Большее значение, чем направление имеет величина равная диафрагмы. И.Г. Кадыров (1932) установил, что резанные раны диафрагмы размерами до 2-3 см самостоятельно рубцевались, а при ранах больших размеров образовывались грыжи. Форма раны, по данным этого автора, не оказывала влияния на характер заживления. К аналогичным выводам приходит на основании экспериментальных исследований Д.Г. Двали (1963). Однако он отметил, что заживают самостоятельно лишь раны до 1 см, а при размерах их больше 1,5 см у собак обычно возникает грыжа, причем диаметр грыживых ворот значительно превышает величину нанесенной раны.

Более благоприятные условия для заживления ран диафрагмы наблюдаются в области ее правого купола, поскольку здесь снизу предлежит печень, в связи с чем травматические грыжи возникают в этих случаях, как уже оказывалось выше, значительно реже.

Роль сальника в заживлении ран диафрагмы оценивается неодинаково. Так, Iselin (1916) полагал, что сальник, выпадая в рану диафрагмы, препятствует ее заживлению, а Б.К. Финкельштейн (1902), наоборот считал выпадения сальника и срастания его с краями раны диафрагмы одним из условий самопроизвольного ее заживления. На основании экспериментальных исследований И.Д. Корабельников (1951) также подтверждает участие сальника в заживлении ран грудобрюшной преграды и считает неправильным мнение о внедрении сальника как о факторе, препятствующем заживлению.

А.Ю. Созон-Ярошевич (1945) и Б.А. Стекольников (1949) находят показанным ушивание ран диафрагмы при торакоабдоминальных ранениях в целях профилактики распространиения инфекции из одной серозной полости в другую. Совершенное неоправданной в наше время представляется рекомендация И.Д. Маслова (1926) “избегать шва диафрагмы, чтобы не вызвать перитонита” при “загрязненном сальнике”. Резекция сальника и антибиотики в этих случаях позволяют избежать развития инфекции.

По мнению А.Ю. Созон-Ярошевича (1945) и Е.С. Егоровой (1945), лишь в случаях тех “трансдиафрагмальных ранений”, которые они называют “счастливыми”, возможно консервативное лечение. Естественно, что при небольших сроках, прошедших с момента ранения, очень трудно или почти невозможно с достоверностью решить вопрос о том, может ли быть отнесен данный случай к этой группе, а выжидание повышает возможность развития тяжелых осложнений. Поэтому лишь спустя длительные сроки после точечных торакоабдоминальных ранений при отсутствии клинических проявлений со стороны органов грудной и особенно брюшной полости подобная тактика может быть в какой то мере оправдана.

Таким образом, практически при всех диагностированных ранениях диафрагмы показано неотложное оперативное вмешательство.

Естественно, что необходимость широкой ревизии органов брюшной и грудной полостей позволяет считать в этих случаях эндотрахеальный наркоз с применением мышечных релаксантов методом выбора.

Вопрос о наиболее рациональном доступе при ранениях диафрагмы широко обсуждается до настоящего времени. Н.А. Щеголеввышедшей в 1902 г. монографии о повреждениях и хирургических болезнях грудной клетки, плевры и легких указывал, что все хирурги считают чресплевральный доступ наиболее удобным для зашивания ран диафрагмы и только в случае невозможности устранения повреждения органов брюшной полости через этот разрез приходится делать чревосечение. В. М. Минц (1904) подчеркивал целесообразность трансплеврального ушивания ран диафрагмы, однако сам был вынужден в дополнение к торакотомии поизвести лапаротомию. М. М. Магула (1910), обосновал необходимость оперативного лечения всех торакоабдоминальных ранений, указал на преимущество при них трансплеврального доступа. По мнению М. М. Магулы, расширение раны диафрагмы после торакотомии позволяет произвести достаточную ревизию органов брюшной полости и устранить их повреждения.

В. И. Мушкатин (1929), наблюдавший повреждение диафрагмы у 27 раненых в грудную клетку, так же считал, что при диагностированном ранении диафрагмы показан троансторакальный путь. Наоборот, В. Ф. Войно-Яясенецкий (1927), наблюдавший 12 больных с торакоабдоминальными ранениями, подчеркивал, что, несмотря на анатомическую целесообразность трансторакального подхода к ране диафрагмы, при нем трудно ревизовать органы брюшной полости, и , исходя из этих соображений, считал более предпочтительным трансабдоминальный доступ. Касаясь трудностей, связанных с необходимостью ревизии брюшных органов В. Ф. Войно-Ясенецкий писал, что “. . .проиизвести такое исследование трансплевральным путем если и возможно, то только при условии огромного расширения раны диафрагмы (досм). Никто не станет,конечно,с легким сердцем портить диафрагму”. Трансплевральный доступ, по мнению В. Ф. Войно-Ясенецкого, пригоден только в случае нетяжелых ранений. А. Жолондзь (1926), сообщивший о 7 случаях ранения диафрагмы, также отдал предпочтение трансабдоминальному подходу.

М. С. Григорьев (1938), произведший 20 больным с колото-резаными торакоабдоминальными ранениями лапаротомии, полагал, что из трансплеврального подхода нельзя с достаточным удобством манипулировать на органах брюшной полости. Очевидно, что трансторакальный доступ не получил в этот период достаточного распространения из-за вполне обоснованного для уровня развития хирургии того времени мнения об опасностях, связанных с чресплевральным вмешательством, и хирурги были вынуждены от него временно отказаться.

Современное состояние развития хирургии позволило вновь пересмотреть данный вопрос. Так Е. А. Вагнер (1955) из 16 больных с торакоабдоминальными ранениями 14 оперировал трансторакально и лишь одного – трансабдоминально (один больной оперирован не был).

Для развития диафрагмы и манипуляций на различных ее отделах трансторакальный подход, несомненно, имеет все преимущества перед трансабдминальным. Это подтверждается нашим опытом военного времени, а также опытом лечения повреждений диафрагмы в мирное время. Проведенные нами (Н. О. Николаев, 1962) анатомо-хирургические исследования объективных показателей, характеризующих качество доступов к диафрагме, свидетельствует о преимуществе трансторакального подхода к диафрагме. Однако, поскольку изолированные ранения диафрагмы наблюдаются сравнительно редко и обычно лишь диагностируются во время операции, вопрос о доступе при торакоабдоминальных ранениях приходится решать только на основаниии клинической картины повреждения у данного больного.

Преобладание признаков внутрибрюшных повреждений (перитонит, внутрибрюшное кровотечение) диктует небходимость лапаротомии и, наоборот, выраженные симптомы повреждения органов брюшной полости (кровотечение, напряженный пневматоракс и т. п.) заставляют оперировать трансторакально.

Определенную роль в выборе доступа при слепых торакоабдоминальных и абдоминоторакальных ранениях играет расположение входного отверстия, поскольку обычно возникает необходимость в первичной хирургической обработке последнего. Однако и в этих случаях основное значение имеет преобладание признаков поражения органов грудной или брюшной полостей. При одинаковой выраженности клинических симптомов, очевидно, наиболее правильно оперировать со стороны входного отверстия.

В тех же случаях, когда при лапаротомии оказывается невозможным произвести вмешательство на поврежденных органах грудной полости, приходится дополнительно производить торакотомию. По сходным показаниям иногда приходится после трансплеврального ушивания раны диафрагмы прибегать к лапаротомии. Продолжение торакотомного разреза на брюшную стенку по типу расширенной тораколапаротомии по Цейдлеру представляется нам неоправданным, поскольку выгоднее в начале ликвидировать широкий открытый пневматоракс и затем уже оперировать на брюшной полости.

Так или иначе при любом доступе после устранения повреждения органов брюшной или грудной полостей возникает необходимость ликвидировать рану самой диафрагмы. Практически ушивание раны диафрагмы возможно и из трансабдоминального доступа, поскольку выпадение брюшных органов в грудную полость через дефект к диафрагме в ближайшие дни после острой травмы еще не сопровождается развитием прочных сращений. Низведение их со стороны живота обычно осуществляется относительно легко, особенно после некоторого расширения раны диафрагмы.

Если в плевральную полость выпал желудок, то лутше всего вначале попытаться опорожнить его эондом, введенным через нос или рот. В тех случаях, когда этого не удается сделать, приходится расширять рану диафрагмы. Прибегать к пункции желудка для его опорожнения менее целесообразно. При ущемлении выпавших в рану органов рассечение диафрагмы и расширение отверстия в ней для их низведения совершенно необходимо.

Wolma и Moore (1965), оперировавшие 24 больных с открытыми ранениями диафрагмы, считают, что большинство ран левого купола следует зашивать со стороны брюшной полости. А. Ю. Созон-Ярошевич (1945) указывает на большие технические трудности, которые нередко возникают при попытке трансабдоминального ушивания ран диафрагмы. В одном из его наблюдений повреждение диафрагмы располагалось на глубине 18 см и достичь ее без дополнительного расширения операционной раны не представлялось возможным. Аналогичный случай наблюдали и мы.

Раны правого купола диафрагмы значительно удобнее зашивать из трансторакального разреза, поскольку при лапаротомии сделать это бывает трудно, я часто и вообще невозможно (А. Ю. Созон-Ярошевич, 1945; В. П. Отхмезури, 1957). Однако при локализации раны в переднем отделе правого купола ушивание ее удается легко выполнить со стороны брюшной полости. При этом подход к диафрагме значительно облегчается пересечением серповидной связки и отведением печени книзу.

Больной К., 34 лет, 6/IХ 1963 г. в состоянии алкогольного опьянения упал на воткнутый в землю железный лом, который он сразу же извлек из раны в области правого подреберья и самостоятельно пришел в медпункт. Доставлен в клинику машиной скорой помощи в удовлетворительном состоянии. Артериальное давление 125/70, пульс 88 ударов в минуту.

В правом подреберье по среднеключичной линии обнаружена умеренно кровоточащая рана 5на 4 см, с ровными краями. Отмечаются напряжение передних брюшных мышц, болезненность при пальпации и положительный симптом Щеткина-Блюмберга в правом верхнем квадранте живота. Больной экстренно оперирован. Косым правосторонним подреберным разрезом с иссечением краев раны вскрыта брюшная полость. Обнаружена рана переднего края печени 6 на 3 на 4 см, идущая по направлению к диафрагме, в которой виден дефект 5 на 3 см с ровными краями. После рассечения серповидной связки и отведения печени книзу доступ к диафрагме стал достаточно просторным. Ушита рана печени с тампонадой сальником на ножке. Края дефекта диафрагмы захвачены длинными кровоостанавливающими зажимами, после обнаружения которых на диафрагму наложены отдельные шелковые узловатые швы.

Если при ранении правого купола диафрагмы ушить его во время трансабдоминальной операции оказывается невозможно, а производить дополнительную торакотомию в случае тяжелого состояния раненного опасно, то для предупреждения развития диафрагмальной грыжи целесообразно выполнять гепатопексению. Осуществляется гепатопексия подшиванием переднего края печени отдельными швами к париентальной брюшине вдоль реберной дуги. Однако при большой ране правого купола, в которую может пролабировать сама печень , применять этот метод не следует. В этих случаях необходимо ушить дефект диафрагмы через трансторакальный разрез. Эта операция может быть сделана только после соответствующих консервативных мероприятий по выведению больного из тяжелого состояния.

При тяжелых ранениях, когда рану диафрагмы, обнаруженную при лапаротомии, ушить через этот доступ невозможно, А. Ю. Созон-Ярошевич (1945) рекомендует применять метод Керте, заключающийся в тампонаде дефекта сальником, который фиксируется к диафрагме хотя бы одним швом. Совершенно очевидно, что эта методика может быть применена лишь при небольших дефектах в грудобрюшной преграде.

При колотых и резанных ранах диафрагмы с сравнительно ровными краями в иссечении их перед зашиванием нет необходимости. Наоборот, при огнестрельных ранениях, особенно осколочных, его следует производить по типу первичной хирургической обработки, экономно удаляя нежизнеспособные ткани.

Касаясь техники шва диафрагмы. Мы не стали бы вновь специально подчеркивать необходимость применения нерассасывающегося шовного материала, если бы не встретили в литературе описаний ушивания ран диафрагмы кетгутом. Если при небольшой, до 1 см, кровоточащей ране диафрагмы у больного с колотой раной сердца, описанного С. П. Протопоповым (1937), наложение двух кетгутовых швов на диафрагму. Вероятно, с гемостатической целью, не могло иметь отрицательных последствий в смысле развития грыжи, поскольку раны таких размеров обычно заживают самостоятельно, то вызывает возражение методика ушивания диафрагмы, приведенная в работе Е. С. Егоровой (1945). Наблюдая даже весьма большие раны, когда “грудобрюшная мышца как бы разорвана на две части”, Е. С. Егорова подчеркивает, что раны диафрагмы “легко ушивались отдельными кетгутовыми швами”. Естественно, что если подобная методика была применена у всех 82 раненых с повреждением диафрагмы, то, вероятно у значительной части их в последующем могли развиться диафрагмальные грыжи.

Наш опыт, насчитывающий свыше 1000 трансдиафрагмальных операций, показал, что наложение одного ряда отдельных узловатых шелковых швов на рану диафрагмы на расстояние 1 см друг от друга надежно предотвращает развитие диафрагмальной грыжи. В применении двухрядного шва при ранениях диафрагмы нет необходимости. Такой шов может быть рекомендован лишь в тех случаях, когда в ближайшее время после операции можно ожидать значительного повышения внутрибрюшного давления. Gupta (1961) наложил двухрядный шов на ножевую рану диафрагмы у женщины 6-месячной беременностью, которая закончилась нормально срочными родами без развития диафрагмальной грыжи.

Очень важно перед ушиванием дефекта в диафрагме тщательно перевязать кровоточащие сосуды. Так обычные лигатуры в этих условиях легко соскальзывают, мы прибегаем к прошиванию сосудов z-образным кетгутовым швом.

Как правило, рану диафрагмы удается ушить после простого сближения ее краев. Однако при значительных размерах дефекта, образующегося после первичной хирургической обработки, мы рекомендуем применять следующий технический прием: кетгутовые швы, наложенные на края раны диафрагмы с гемостатической целью, не срезают, а используют в качестве держалок. Перекрещивая их, сближают края раны и накладывают отдельные шелковые швы, последовательно срезая кетгутовые нити.

А. А. Ольшанецкий и И. М. Маргитай (1957) на основании своих экспериментальных исследований предлагают для уменьшения натяжения накладывать вокруг раны кисетный кетгутовый шов, а затем уже ушивать рану шелком. Авторы полагают, что при этом до момента рассасывания кетгута будет заживать без натяжения в области основных шелковых швов. Однако эта методика при больших дефектах вообще не осуществима, а при ранах небольших размеров не нужна.

Для ушивания краевых ран и главным образом повреждений, сопровождающихся отрывом диафрагмы от места ее прикрепления, целесообразно накладывать чрескожные съемные шелковые швы по методике В. Ф. Войно-Ясенецкого или же применить модификацию этого способа, заключающегося в том, что шов не выводят наружу, а окружив им ребро, завязывают изнутри.

Весьма затруднительное положение возникает в тех сравнительно редких случаях, когда после иссечения поврежденных тканей образуется большой дефект диафрагмы, зашить который обычным способом не предоставляется возможным. Применение аллопластических материалов для закрытия подобных дефектов возможно лишь в ближайшие часы после ранения и отсутствия и отсутствия повреждения полых органов брюшной полости, особенно толстого кишечника. Для закрытия ран диафрагмы, по-видимому наиболее пригодны специальные протезы из редкой нейлоновой или лавсановой ткани, пропитанной раствором антибиотиков. Протез подшивают к краям диафрагмы отдельными узловатыми или П-образными шелковыми или капроновыми швами с таким расчетом, чтобы края протеза на 2-3 см заходили на края диафрагмы

После тщательного гемостаза и осушивания к области протеза обязательно следует проводить дренаж для введения антибиотиков и аспирации выпота. Подобную операцию, конечно, значительно удобнее выполнять со стороны плевральной полости.

При уже развившемся нагноении применение аллопластических протезов недопустимо, так как в этих условиях приживления его не наступит и протез неминуемо отторгнется. При этом следует учесть, что для удаления отторгающегося протеза необходимо предпринять повторную операцию. Частичное отторжение протеза опасно в связи с возможностью выпадения брюшных органов через образовавшуюся узкую щель между протезом и диафрагмой и угрозой ущемления.

В этих случаях наиболее целесообразно применение различных методов пластики с использованием близлежащих тканей и органов (выкраивание мышечно-надкостнично-плевральных лоскутов на ножке). Вместе с тем пневмопексия, фиксация желудка, пластика сальником не всегда обеспечивают надежное укрепление диафрагмы. Однако эти способы, особенно гепатопексия при правосторонних ранениях, могут быть рекомендованы в трудных условиях.

Ушивание больших дефектов диафрагмы можно облегчить применением торакопластики с поднадкостничной резекцией ребер, но при этом, как правило возникает стойкая деформация грудной клетки.

В заключении подчеркнем, что при развившейся гнойной инфекции приходится думать уже не пластике диафрагмы, а главным образом о ликвидации повреждения внутренних органов и создания полноценного дренирования для спасения жизни раненого.

Из осложнений открытых повреждений диафрагмы мы чаще всего наблюдали поддиафрагмальные абсцессы. Более редким является образование желудочно-плеврального свища. Последнее осложнение мы наблюдали недавно у одного из наших больных.

Lutterotti и de Costa (1960) сообщили о возникновении стойкого послераневого желудочно-плеврального, а затем желудочно-плевро-бронхиального свища у женщины 48 лет.

Инородные тела диафрагмы

При слепых огнестрельных ранениях грудной клетки или живота, особенно при множественных осколочных или дробовых, отдельные осколки или дробины могут застрять в диафрагме и остаться незамеченными во время операции.

С. Г. Конокотин (1926) описал случай ранения дробью грудной клетки с двумя дробинами, одна из которых находилась в левом желудочке сердца, а другая – в диафрагме. Н. К. Диц (1946) сообщил о больном со слепым осколочным ранением, у которого наблюдались кровохарканье и боли в груди при дыхании. При рентгеноскопии было обнаружено инородное тело, находившееся в стенке грудной клетки в области переднего отдела левого реберно-диафрогмального синуса. Во время операции, произведенной спустя 3 месяца после ранения, был извлечен осколок 1,3 на 0,5 на 0,7см, распологавшийся, как оказалось не в грудной клетке, а в левом куполе диафрагмы. Мы так же наблюдали двух подобных раненых. Удаление осколков, находившихся в диафрагме, полностью устранило у этих больных все неприятные ощущения, возникавшие во время глубокого вдоха и кашля.

Инородные тела диафрагмы наблюдаются не только после огнестрельных, но и колотых ранений грудной клетки или верхнего отдела живота. Так Л. Г. Завгородний (1962) сообщил о девочке 1 года 7 месяцев, которая упала на иголку, внедрившуюся в грудную клетку в девятом межреберье справа по задней подмышечной линии. Спустя 18 дней после этого произведено удаление иглы, лежащей на диафрагмальной поверхности печени и острым концом внедрившейся в диафрагму.

Клинические симптомы при инородных телах диафрагмы часто отсутствуют. Иногда отмечаются неопределенные боли в грудной клетке, усиливающиеся при движениях. При развитии абсцесса вокруг инородного тела возникают характерные для этого заболевания симптомы.

Необходимо подчеркнуть, что диагноз инородного тела диафрагмы может быть представлен лишь на основании рентгенологического обследования. Н. К. Диц (1946) считает, что характерным для инородного тела диафрагмы является перемещение его тени при дыхании вместе с диафрагмой. Отсутствие этого признака не позволило в описанном им наблюдении поставить правильный диагноз, а заставило ошибочно предположить, что инородное тело располагалось в грудной стенке. Однако и в случае смещения инородного тела при дыхании, которое может быть так же подтверждено рентгенокимографией, точно установить, расположено ли оно в диафрагме или в прилежащем к ней органе или же в педдиафрагмальном пространстве, бывает очень трудно.

Для установления диагноза рекомендуется прибегнуть к наложению пневмоперитонеума, позволяющему уточнить расположение инородного тела. Определенное вспомогательное значение может также иметь диагностический пневматоракс. Однако достоверный диагноз инородного тела диафрагмы устанавливается обычно лишь во время операции.

Вопрос о показаниях к операции при инородных телах диафрагмы решается на основании выраженности тех или иных симптомов. При острых мелких инородных телах, особенно в ранние сроки после ранения, показанием к операции может служить угроза перфорации прилежащих органов, особенно сердца, аорты, нижней полой вены или перфорации пищевода, желудка и кишечника.

Крупные осколки, находящиеся в диафрагме, особенно с неровными краями, могут вызывать развитие пролежней близлежащих органов. В более длительные сроки после ранения, когда инородное тело инкапсулировалось, реальной угрозой, а следовательно, и показанием к операции является возможность возникновения абсцесса.

В России попытка удалить инородное тело диафрагмы впервые была предпринята

В. М. Минцем в 1915 г. В 1942 г. Б. Е. Панкратьев сообщил об удалении осколков мины из диафрагмы у 7 раненых. Позже об удалении инородных тел этого органа сообщили Н. Н. Богословская и др.

Преимущества для доступа к инородным телам диафрагмы имеет трансторакальный подход, причем, в зависимости от локализации инородного тела, он может быть задним, боковым, передним или широким универсальным. При расположении инородного тела в пристеночной зоне диафрагмы можно удалить его внеплеврально. В ряде случаев проведению этого вмешательства может способствовать сращение диафрагмы с грудной стенкой, нередко наступающее в зоне ранения и расположения инородного тела. Успех подобной операции особенно реален в тех случаях, когда инородное тело находится во внеплевральном отделе диафрагмы и доступ к нему может быть выполнен без вскрытия плеврального синуса через преддиафрагмальное пространство.

Применение лапаротомного разреза оправдано при локализации инородного тела в области ножек диафрагмы. Однако дооперационная топическая диагностика в этих случаях чрезвычайно затруднена. Таким образом, практически при всех инородных телах диафрагмы целесообразен трансторакальный доступ, хотя в клинике А. Г. Савиных предпочтение отдавалось лапаротомному подходу.

При операции, произведенной вскоре после ранения, когда инородное тело еще не инкапсулировано, показано простое его удаление. Инородное тело окруженное прочной фиброзной капсулой, учитывая опасность дремлющей инфекции, нужно иссекать с участком диафрагмы в пределах неизмененных тканей. В этих случаях перед операцией необходимо вводить противостолбнячную сыворотку. Рану, образующуюся после иссечения диафрагмы, зашивают по общим правилам, указанным в предыдущем разделе.

ЗАКРЫТЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ ДИАФРАГМЫ

ТРАВМАТИЧЕСКИЕ ЗАКРЫТЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ (ПОДКОЖНЫЕ РАЗРЫВЫ) ДИАФРАГМЫ

Частота и патологическая анатомия

Закрытые повреждения диафрагмы, встречающиеся в мирное время, являются следствием главным образом транспортной, а также производственной травмы. Из 16 случаев разрыва диафрагмы, описанных Desforges и соавторами (1957), 13 связаны с автомобильной травмой. Из 21 наблюдения Gгаge и других (1959) 20 относятся к транспортной травме.

Carlson и соавторы (1958) на основании сводной статистики, приведенной в английской и американской литературе, указывают, что авто-травма была причиной разрыва диафрагмы в 77 случаях производственные и сельскохозяйственные травмы – в 7, падения с высоты – в 5 из 99.

Wichowski и Holmes (1960) считают автотравму причиной 80 % повреждений диафрагмы.

Konrad и Mallinckrodt (19б3) приводят следующую сборную статистику частоты разрывов диафрагмы при тупой травме живота (табл. 1).

Частота разрывов диафрагмы по Konrad и Mallinckrodt (1963)

Источник: http://zinref.ru/000_uchebniki/03200medecina/100_lekcii_medicina_5/293.htm